Рязань, Павлова 29, оф. 9




05

Август

2016

Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов о признании должника банкротом на территории Российской Федерации


Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов о признании должника банкротом на территории Российской Федерации

В условиях глобализации и бурного развития международного предпринимательства, вопрос международного банкротства, приобретает особую остроту. Европейское сообщество предпринимает значительные усилия в вопросе унифицирования «банкротных» процедур.

Ключевым моментом в вопросе унификации европейского законодательства стал Регламент ЕС от 29 мая 2000 г. N 1346/2000 "О процедуре несостоятельности"1.

Российское законодательство и практика применения по данному вопросу, также демонстрируют поступательное движение.

П. 6, ст. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает такие механизмы признания и приведения в исполнение иностранных судебных актов о банкротстве, как признание в соответствии с международными договорами РФ, а при отсутствии таковых, признание на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Первым важным прецедентом, реализующим на практике положения п. 6, ст. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» стал судебный акт, вынесенный по делу N А40-53839/05-8-388 о признании и приведении в исполнение решения Высокого суда Англии и Уэльса о взыскании с компании "ЮКОС" в пользу целого ряда банков причитающихся им сумм по заключенному между сторонами кредитному договору2.

Одним из первых судебных актов, признавших решение иностранного суда о банкротстве, стало Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22 февраля 2006 года по делу № А56-56528/2005 о признании банкротом Акционерного общества Компании «Калинка Трейд АпС».

Указанные решения заложили практическую основу реализации механизма закрепленного в п. 6, ст. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которым в будущем стали руководствоваться арбитражные суды при рассмотрении данной категории дел.

Как, например, указал суд в Определении от 22 февраля 2006 года по делу № А56-56528/2005, в соответствии с Законом Дании «Консолидированный закон о банкротстве» №588 от 09.09.1986 г., в редакции Закона №313 от 17.05.1995г. Министр Юстиции вправе установить правила, согласно которым решения иностранных судов и уполномоченных органов по делам о банкротстве, принудительном соглашении должника с кредиторами и иным подобным процедурам, связанным с несостоятельностью, будут иметь правовую силу и подлежать исполнению в Дании, при условии, что эти решения подлежат исполнению в иностранном государстве, где они приняты, и при условии, что такие признание и приведение в исполнение не являются, очевидно, несовместимыми с правовой системой Дании3.

Данным Определением Арбитражный суд закрепляет расширенное толкование понятия принципа взаимности, а именно, реализация принципа взаимности не требует прецедента признания аналогичных российских судебных решений иностранным судебным органом. Суду достаточно понимания того, что правовое регулирование иностранного государства не содержит ограничений на признание и приведение в исполнение аналогичного решения.

Также, указанные судебные акты заложили принципиально новое, расширительное толкование категории "международный договор" (ст. 241 АПК РФ). Под такими договорами суды стали понимать не только специальные международные договоры с тем или иным государством о взаимной экзекватуре, но и двусторонние и региональные соглашения более общего характера о правовой помощи и сотрудничестве между государствами.

Теперь также можно говорить о том, что в практике арбитражных судов сформировалась единообразная правовая позиция, базирующаяся на подходах Европейского суда по правам человека, согласно которой создание предпосылок для принудительного исполнения иностранных судебных решений на территории Российской Федерации является неотъемлемым элементом реализации права на эффективную судебную защиту4.

Безусловно, за последнее время проделана значительная работа в области наделения российской правовой системы, характеризуемой преимущественно как национальной, элементами универсализма. Однако отсутствие серьезного законодательного регулирования вопроса признания, а тем более приведение в исполнение иностранных судебных актов о несостоятельности, сводят практическую возможность реализации данного принципа в отношение более сложных судебных решений, нежели простой акт о взыскании, к минимуму.

В частности, в ходе реализации попыток практического применения данного правового механизма, стороны сталкиваются с рядом сложностей.

Ряд иностранных судов, признавая должника банкротом выносят акты, которые в переводе на русский язык значат приказ (order), однако Российский арбитражный суд не имеет право каким-либо образом изменить данный приказ. Пункт 6, ст. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» статья говорит о решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве). Таким образом, в практике встречались случаи, когда суды отказывали в признании иностранного судебного акта о несостоятельности иностранной организации по формальному основанию, по причине того, что закон распространяется только на судебные решения, которым не является приказ.

Также в практике встречаются и более сложные ситуации, когда процессуальные различия банкротных процедур, приводят к непризнанию иностранного банкротства российским судом как такового.

Например, в деле N А41-14639/08, суд делает вывод, что судебные приказы, вынесенные иностранным судом до рассмотрения спора по существу, не относятся к окончательным судебным актам, а являются актами о применении судом обеспечительных мер. И поскольку отсутствует международный договор, допускающий признание и приведение в исполнение на территории Российской Федерации судебных актов иностранного государства, не являющихся окончательными судебными актами по существу спора, положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации также не предусматривают такой возможности, а поэтому такие судебные акты иностранного суда не обладают юридической силой на территории Российской Федерации и не могут служить подтверждением полномочий конкурсного управляющего5.

Признание полномочий иностранного конкурсного управляющего.

В ст. 2 Закона о банкротстве дается определение понятия "арбитражный управляющий", используемое для целей данного закона. Согласно указанной норме, "арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий или конкурсный управляющий) - это гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных настоящим Федеральным законом полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций".

Закон вводит ограничение правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства, связанное с невозможностью осуществлять деятельность по арбитражному управлению. Помимо гражданства, согласно российскому законодательству, лицо должно быть членом саморегулируемой организации.

Таким образом, в полной мере осуществлять полномочия конкурсного управляющего иностранный управляющий не сможет, равно, как и быть назначенным таковым российским судом в порядке российского законодательства.

Данное обстоятельство ставит под сомнение возможность исполнения решения иностранного суда о банкротстве, поскольку затрудняет исполнение таких полномочий конкурсного управляющего как розыск имущества, его реализация, перевод право собственности на него, оспаривание ничтожных сделок и т.д.

Имеют место случаи, когда суды, говоря о бесспорном признании на территории Российской Федерации решения иностранного суда, указывают на невозможность его исполнение, ввиду фундаментального различия правового регулирования по отдельным вопросам, как например - право собственности.

Так в деле N А40-2905/08-62-3, суд Кассационной инстанции сказал, что решение Суда США по делам о банкротстве штата Делавэр от 17 июня 2004 г., не подлежит специальному исполнению на территории РФ. В порядке, установленном п. 6 ст. 1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", данное решение признается на территории РФ. Между тем, суд кассационной инстанции исходя из принципов возникновения права собственности на имущество, установленных законодательством РФ, соглашается с выводами нижестоящих судов, о том, что указанное решение недостаточно для перехода права собственности на акции ЗАО "ГлобалТел" от Компании "Глобалстар Л.П." к Компания "Лорал Спейс энд Коммьюникейшнс Лтд"6.

В указанных примерах мы видим пробелы российского законодательства, в вопросе реализации процедур международного банкротства.

Отсутствие достаточных механизмов регулирования международных банкротных процедур приводит, к нежеланию иностранных инвесторов приходить на российский рынок, с чем так сильно борется наше Правительство, развитию системы «банкнотного туризма».

Полагаем, что в недалеком будущем, возможно после завершения реформы гражданского законодательства, законодатель обратит внимание на столь важный и значительной степени непростой вопрос, регулирования транснационального банкротства.

Юрист компании «Правовая защита» Константин Прокопец

1 Council Regulation (EC) N 1346/2000 on insolvency proceedings of 29 May 2000. URL: http://eur-lex.europa.eu/

2 Определение Арбитражный суд г. Москвы от 21.12.2005 и постановление ФАС Московского округа от 22.02.2006.

3 Определение Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22 февраля 2006 года по делу № А56-56528/2005.

4 См.: постановление от 19.03.1997 по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece).

5 См: Постановление ФАС Московского округа от 18.01.2010 N КГ-А41/14679-09 по делу N А41-14639/08

6 Постановление ФАС Московского округа от 17.02.2009 N КГ-А40/12830-08 по делу N А40-2905/08-62-3


Поделиться
Плюсануть
Класснуть

13

Июль

2016

Начал действовать новый общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД 2)

И все-таки это случилось! Новый классификатор видов экономической деятельности ОКВЭД 2 (ОК 029-2014 (КДЕС РЕД. 2)), принятый еще в 2014 году, начал действовать формально с 28 июня 2016 года.

12

Август

2016

Раздел имущества и материнский капитал

В последнее время все чаще начали возникать вопросы о том, каким образом при разделе совместно нажитого имущества супругов учитывается вложенный в покупку жилья материнский капитал. Попробуем разобраться и сделать конкретные выводы.