Рязань, Павлова 29, оф. 9




14

Ноябрь

2016

Реализация института признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений: законодательство и практика отдельных иностранных государств


 

Многие государства, особенно члены европейского сообщества, имеют значительный опыт в вопросах признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений и без анализа опыта самых передовых из них, нельзя в полной мере сформировать свое представление о рассматриваемом институте.

Далее, подробнее остановимся на опыте признания и исполнения иностранных решений,  наиболее передовых государств современности, как с экономической точки зрения, так и с внешнеполитической: Германии, Франции, Англии и США. Данные государства, представляя разные правовые семья: континентальную (Германия, Франция) и англосаксонскую (Англия и США), тем неимение, имеют значительный самобытный опыт в вопросе признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений, который представляется научный интерес и может быть использован в формировании российской правовой системы в части рассматриваемого вопроса.      

Признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений в Германии

Говоря о германской правовой системе, а особенно о вопросе признания и исполнения иностранных судебных решений нельзя не заметить, что она в значительной степени схожа с российской правовой системой. И сходство это не случайно. Еще в дореволюционный период, во времена формирования российской правовой системы, механизмы, регулирующие вопросы частноправового характера, были заимствованы преимущественно из Германской правовой системы. В частности, проект Гражданского уложения Российской империи, а впоследствии и Гражданский кодекс РСФСР 1922 года и гражданские кодексы других союзных республик СССР были созданы по образу Германского гражданского уложения от 18.08.1896.

Так и в вопросе признания и исполнения иностранных судебных решений прослеживается определенная схожесть. В первую очередь это касается применения принципа взаимности, как обязательного условия признания иностранного решения. В отличие от России, где принцип взаимности является факультативным, в Германии, это условие является отменительным и законодательно закреплено в германском ГПК в статье 28, ч.1 п.5.

Говоря о механизмах признания и исполнение иностранных решений в Германии можно условно разделить их на две категории: признание и исполнение решений государств – членов Европейского союза, а также государств – участником международных соглашений, регулирующих данный вопрос, заключенных с Германией, и признание решений государств, не связанных с Германией, какими-либо соглашениями в этой области, по правилам немецкого «автономного» права.

  1. В рамках Евросоюза действует Регламент от 12 декабря 2012 года N 1215/2012 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам».

Нужно отметить, что данный Регламент распространяется не на все правоотношения гражданско-правового характера. Так, под действие настоящего Регламента не подпадают:

a) дела о статусе или дее- и правоспособности физических лиц; правах собственности супругов или лиц, правовое положение которых признается законодательством, аналогичным законодательству о положении супругов;

b) дела о банкротстве; процедурах, связанных с ликвидацией несостоятельных компаний и иных юридических лиц, судебном урегулировании долга, компромиссных соглашениях кредиторов и должника и на аналогичные дела;

c) дела, связанные с социальным страхованием;

d) арбитражные разбирательства;

e) дела об алиментных обязательствах, связанных с родством, отцовством/материнством, браком или свойством;

f) дела о наследовании по завещанию и праву, в том числе об алиментных обязательствах, возникающих по причине смерти.

Любое иностранное судебное решение может быть признано, даже если оно еще не вступило в силу. Согласно ст. 36 Регламента признание, осуществляется без применения специальных процедур.

  1. Если запрашиваемое к исполнению решение вынесено судом государства, не являющегося членом ЕС, а также это государство не является членом международного соглашения с Германией, то признание данного решения осуществляется по правилам немецкого «автономного» права. Данный механизм является важным элементом Германской правовой системы, поскольку под него попадают решения, вынесенные в таких государствах как: Россия, США, государства восточной Европы и др.    

Процедура признания иностранных решений регулируется §§ 328, 722, 723 ГПК Германии, и отличается гораздо более сложным порядком как с точки зрения материально-правовых условий, так и судопроизводства.

Можно выделить следующие черты механизма признания:

1) § 328 ГПК Германии в сочетании с § 723(2) в отличие от Регламента N 1215/2012,  требует, чтобы иностранное судебное решение  вступило в законную силу.

2) Согласно § 328, абз. 1, № 1 ГПК Германии, решение не может быть признано, если соответствующее дело согласно германским законам неподсудно судам государства, судом которого является соответствующий иностранный суд (принцип признания юрисдикции иностранного суда). Иностранный суд не обладает ею, прежде всего, в случаях наделения немецких судов исключительной юрисдикцией посредством пророгационных соглашений.

3) В признании иностранного решения будет отказано, если иностранные процессуальные нормы противоречат основным публично-правовым принципам Германии (например, если участникам спора отказывается в праве быть заслушанными в суде, если нарушен принцип независимости судей, равенства сторон, справедливого ведения процесса, равенства прав в выборе средств судебной защиты (Waffengleichkeit).

4) Решение иностранного суда не будет признано, если оно, противоречит другому решению суда по тому же основанию и между теми же сторонами вступившему в законную силу ранее.

5) Если ответчик, который не явился на процесс, не был надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения спора и был лишен возможности себя защищать, на что ссылается в процессе по иску о принудительном исполнении иностранного судебного решения, то решение также не может быть признано в Германии.

6) Как уже отмечалось выше, обязательным условием признания иностранного решения в Германии, является соблюдение принципа взаимности.

 Однако данное условие противоречит основным принципам международного права, и уже не используется большинством передовых стран. 

Сложность реализации данного принципа, заключается в том, что успешность признания иностранного решения, ставится в зависимость от признания суда государства, его вынесшего, какого-либо другого решения несвязанного с ним. Здесь просматривается ярко выраженная политическая составляющая вопроса. Если, гипотетически, государства будут четко следовать принципу взаимности, то он не сможет быть реализован вовсе, так как, для его реализации, какое-то из государств должно первым его нарушить и призанять решение на каком-либо ином основании. 

Что касается признания решения в Германии, то ситуация осложняется тем том, что истец должен доказать наличие взаимности в вопросе признания судебных решений в отношениях Германии и государства вынесшего решение.

В частности до недавнего момента, Немецкие суды не признавали решения российских судов по прочие недоказанности принципа взаимности.

Однако в 2013 году Решением Земельного суда г. Аугсбурга от 9 июля 2013 г. по делу № 081 О 3956/12 было признано и приведено в исполнение решение Арбитражного суда Московской области от 09.06. 2012 г. по делу № А41-34323/11. Земельный суд подтвердил реализацию принципа взаимности, хоть и неполной, через совместное участие России и Германии в Женевской конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) от 19.05.1956 г.

Данный прецедент совершил прорыв в вопросе признания существования принципа взаимности в отношениях России и Германии.

Что касается процедуры выдачи экзекватуры, то в соответствии с §§ 722 и 723b ГПК Германии она осуществляется на основании специального иска  о допустимости принудительного исполнения иностранного судебного решения (иск оформления).

Обращение с таким иском в Немецкий суд обязательно. В рамках этого иска также проверяйся существуют ли основания для отказа в признании этого судебного решения в соответствии с § 328 к Германии.

При рассмотрении иска Ответчик в суде не может повторять возражения, которые он, вероятно, имел возможность выдвинуть (или он их выдвинул, но они были отклонены) во время первоначального слушания в иностранном суде  (§ 723, абз. 1 ГПК Германии). Тем не менее ему должно быть предоставлено право, например, уже после принятия решения опротестовать удовлетворение требований истца или выдвинуть новые возражения, появившиеся позднее.

Подобные случаи имеют место в порядке возражения (einredeweise) в рамках процессуальных процедур при рассмотрении иска о выдаче экзекватуры. Возражения, возникшие позднее (также и уже после принятия судом постановления о приведении в исполнение решения иностранно­го суда), могут предъявляться только путем вчинены встречного иска об отмене титула на принудительное исполнение (§ 767 ГПК Германии).

В заключение следует отметить, что Германия не самое прогрессивное государство в вопросе признания и приведение в исполнение иностранных судебных решений. Сделав акцент в сторону реализации принципа взаимности, Германия тем самым создала определенные препятствия для признания иностранных решений. Несмотря на то, что немецкая правовая система не может быть признана эталоном в вопросе признания и исполнения иностранных судебных решений, можно говорить о том, что она на шаг опережает российскую. Ведь законодательное закрепление принципа взаимности является уже большим шагом в вопросе признания иностранного решения. По крайней мере, при наличии прецедента признания решения другим государством, у суда нет основания для формального отказа.

Признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений в Англии и Уэльсе

В отличие от Германии, где возможность проведения процедуры признания иностранного судебного решения ставиться в зависимость от взаимности признания судебных решений этим государством, Англия регулирует решение данных вопросов номами общего права.

Английская правовая система признания и приведения в исполнение иностранных решений отличается своей индивидуальностью  и представляет собой достаточно сложную структуру.  Решение иностранного суда переводится на английский язык и должно быть приложено к судебному ходатайству или к исковому заявлению вместе с разъяснительным заявлением в форме письменных свидетельских показаний (affidavit) и проходит процедуру регистрации в Высоком суде (High Court) в Лондоне.

Порядок регистрации решения зависит о его правового статуса, то есть, от того правового режима, в котором находится государство, суд которого вынес решение. Наиболее развернуто, данная классификация представлена в работе Е. Шостранд и Г.Д. Улетовой «Признание и исполнение иностранных решений российскими судами и решений российских судов судами Англии и Уэльса: проблемы и тенденции». Отталкиваясь от классификации, изложенной в данной работе и будет рассмотрен механизм регистрации иностранных решений в Высоком суде в Лондоне.

Выделяют следующие категории судебных решений и в зависимости от категории, порядок их регистрации: 

1. В отношении решений, вынесенных судом государства - члена ЕС или государства - участника Луганской конвенции от 16 сентября 1988 г. о международной подсудности, признании и исполнении иностранных судебных решений по гражданским и коммерческим делам действует упрощенная процедура регистрации, и решение регистрируется автоматически.

2. Если речь идет о регистрации решения судебного органа государства - члена Британского содружества (Commmonwealth) или государства, с которым у Великобритании есть международное соглашение о взаимном признании и приведении в исполнение судебных решений, то предполагается аналогичный порядок регистрации, как и в первом варианте.

3. Если решение вынесено судом государства, не подпадающего под  какой-либо из вышеуказанных вариантов, к ним относятся такие государства как Россия, Соединенные Штаты Америки, Японией, Китаем, то для признания и исполнения судебных решений применяется специальная процедура.

В этом случае необходимо подавать исковое заявление, в основе которого будет лежать решение иностранного суда. Следует отметить, что рассматривая данное исковое заявление, английский суд будет действовать в соответствии  с нормами общего права (common law). Как известно нормы общего права в Англии представляют собой достаточно сложную систему судебных прецедентов, которые применимы к конкретным ситуациям в зависимости от категории дела, обстоятельств дела.

При приведении в исполнение иностранное судебное решение не пересматривается по существу. Не допускается пересмотр показаний, данных сторонами в иностранном судебном процессе, как и причин, по которым иностранный суд вынес решение.

Так, Гэбриел С. и Дамбургс Н. выделяют следующие особенности иностранного судебного решения, необходимые для его признания английским судом:

1. Оно должно предусматривать выплату определенной суммы денежных средств;

2. Решение должно быть окончательным. Здесь имеется в виду, что решение не должно быть изменено тем же судом, которым оно было вынесено;

3. Решение было вынесено судом "компетентной юрисдикции".  Это означает, что английский суд  проверяет, было ли дело, в отношении которого вынесено решение иностранного суда, подсудно тому суду с точки зрения английского права, устанавливающего, что иностранный суд обладает "компетентной юрисдикцией", если лицо, против которого было вынесено решение иностранного суда:

А) физически находилось на территории иностранного государства во время возбуждения иностранного судебного процесса;

Б) добровольно участвовало в иностранном судебном процессе;

В) до начала судебного процесса заключило договор, определяющий подсудность иностранному суду.

Английский суд может отказать в признании и исполнении иностранного решения по причине того, что при рассмотрении данного дела не были соблюдены нормы и принципы английского международного частного права, регулирующих вопрос компетенции иностранного суда рассматривать спор по существу.

Решение  о признании и исполнении иностранного судебного решения, либо об отказе в таковом, может быть обжаловано в вышестоящий суд, где он  будет пересматривать рассмотрение данного требования.  Отсюда правоприменительная практика очень разнообразно и зачастую непредсказуема.

В пример можно привести дело о признании решение российского суда об уплате денежной компенсации компании "Аэрофлот" в результате индексации ранее присужденных истцу убытков с учетом инфляции.

Первая инстанция отказала в признании данного решения по причине того, что вынесение повторного решения суда по одному делу нарушает принцип окончательности и обязательности судебного решения.

Истец обжаловал отказ в Апелляционный суд, который вынес иное решение, сославшись на то, что в данном деле требовались показания экспертов по российскому праву относительно того, можно ли считать решение российского суда (до индексации) окончательным.

Важно отметить, что в компетенцию английского суда не входит признание и приведение в исполнение решений иностранных судов, связанных с применением иностранного налогового (фискального) законодательства. Это правило достаточно устоявшееся, имеет давнюю историю. Автор рискнул предположить, что оно основано, на идеи того, что взыскание налогов и фискальных платежей является в большей степени  элементом права публичного, нежели частного.

Важным обстоятельством, признания иностранного решения в  английском суде является доказывание норм иностранного права, которое ложится на стороны.   Каждая из сторон процесса прикладывает заключение независимого эксперта; если мнения экспертов расходятся, то суд сам анализирует позиции экспертов и выбирает то, которое, на его взгляд более объективное. Таким образом, английский  суд принимает позицию одной из сторон, основывая свой вывод не на нормах иностранного права, и не на позиции суда. С точки зрения доказательственного права и доктрины прецедента вопросы иностранного права формально являются «вопросами факта». Это означает, что любое решение английского суда об установлении норм иностранного права формально не является "прецедентом" и не обязательно для использования в будущих делах.

Подводя итог, можно признать, что английская правовая система, при всей своей запутанности и непредсказуемости, является универсальной в вопросе регулирования признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения. Универсальность английской системе придает ее прецедентный характер. В целом, прецедент является гибким механизмом, он  более восприимчив к новым вызовам.

Признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений во Франции

Говоря о то Французской правовой системе, мы помним, что она относится к семейству континентальных систем, с присущим ей главенством закона над судебной правоприменительной практикой. Вместе с тем, во французской правовой системе, механизмы признания и приведения в исполнения иностранных судебных решений базируются на актах  судебной практики.

Франция, как и многие государства, в том числе Россия, долгое время шла по пути заключение двусторонних соглашений в вопросе признания и приведения в исполнение иностранных решений. Однако, с возникновением необходимости, признания иностранных решений стран, не являющихся участниками международных соглашений, судебная система Франции сформулировала свою позицию по данному вопросу (Решение Кассационного суда Франции по делу Мюнзера от 7 января 1964 г.) образовав тем самым вполне действенных механизм призвания иностранных решений. К слову сказать, в настоящий момент Франция не полномочна заключать двусторонние соглашения по вопросу признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений, данные полномочия переданы в ведение соответствующих органов Евросоюза.  

Говоря о механизмах признания иностранных судебных решений во Франции, можно выделить их следующие категории: 

1.  Признание и исполнение судебных решений, вынесенных в странах - членах ЕС.

В 2001 г. в ЕС был принят Регламент ЕС N 44/2001 "Брюссель I", который на сегодняшний день является важнейшим документом, регулирующим вопросы признания и исполнения решений государств - участников ЕС в области гражданского и торгового права.

Данный регламент устанавливает, что все иностранные судебные решения в области гражданского и торгового права, вынесенные в государствах - членах ЕС, могут быть приведены в исполнение во Франции без процедуры экзекватуры. Такие решения являются предметом запроса "о признании или подтверждении исполнительной силы" к главному секретарю суда высокой инстанции в силу ст. 509-2 Гражданского процессуального кодекса.

Позднее Регламент ЕС N 44/2001 был замещен Регламентом N 1215/2012 Европейского парламента и Совета Европейского Союза "О юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам (в новой редакции)".

Помимо Регламента ЕС N 1215/2012, в рамках Евросоюза действуют ряд специализированных актов, регулирующих вопросы признания и приведения в исполнение отдельных категорий судебных решений, среди них:

  • Регламент Совета Европейского союза от 27 ноября 2003 г. N 2201/2003 "О юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по семейным делам и делам об обязанностях родителей";
  • Регламентом ЕС N 650/2012 от 4 июля 2012 г. "О юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений, принятии и исполнении нотариальных актов по вопросам наследования, а также о создании европейского свидетельства о наследовании".
  • Конвенцией от 22 июля 2011 г. "О международном получении алиментов на детей и других членов семьи".

2.  Признание и исполнение во Франции иностранных судебных решений, вынесенных в странах, не являющихся членами ЕС.

Чтобы решений иностранного суда государства, не являющегося членом ЕС, могло быть исполнено во Франции, оно должно пройти процедуру экзекватуры. Истец обращается в суд высокой инстанции по месту жительства ответчика с исполнительным листом, выданным приставом-исполнителем.

Как уже отмечалось ранее, признание и приведение в исполнение иностранных решений, вынесенных судом государства, не являющегося членом ЕС либо участником международного соглашения, осуществляется в соответствии решением Кассационного суда Франции по делу Мюнзера от 7 января 1964 г.

В указанном  решении устанавливается, что для выдачи экзекватуры решение иностранного суда должно соответствовать следующим условиям:

1) Международная компетенция иностранного судьи, вынесшего решение.

По данному условию, проверка решения французскими судами, сводится к убеждению о том, что данный спор действительно связан с государством, вынесшим судебное решение. Соблюдение внутригосударственных правил подсудности судом, вынесшим иностранное решение, не проверяется.

2) Законность процедуры рассмотрения дела в данном суде.

Данное условие характеризуется двумя особенностями. Первое - решение должно быть вынесено надлежащим судом государства и от имени этого государства. Второе - иностранное судебное решение может быть призвано французским судом, только если оно обязательно к исполнению, в стране его вынесения. В этом плане, французский суд оценивает возможности для обжалования иностранного решения, истечение сроков для обжалования. 

3) Применение норм материального права, не противоречащего французскому коллизионному праву.

Согласно приведенного выше решения по делу Мюнцера, иностранные суды должны применять материальные нормы, «являющиеся надлежащими в соответствии с французскими коллизионными нормами».

4) Соблюдение международного публичного порядка.

Это условие традиционно рассматривается французской судебной практикой с двух сторон: с точки зрения материального права, т.е. того, что закреплено в предъявленном к экзекватуре российском судебном решении, и с точки зрения соблюдения при рассмотрении дела в российском суде необходимого минимума процессуальных прав сторон, так как этот минимум понимается во Франции.

5) Отсутствие любых обходов закона.

Обход закона представляет собой мошеннические действия стороны.

Выделяют два варианта обхода закона. Первый – обход совершается одной стороной в ущерб другой; он заключается в том, чтобы добиться судебного решения нечестными способами, лишая своего противника возможности защищаться – например, сделав так, чтобы он не получил повестку, или оставив ему слишком мало времени на представление своих доводов. Второй, часто основанный на сговоре сторон, является мошенничеством в отношении страны, под чей закон подпадает или чьим судам подсудно дело.

Проверка иностранного решения на предмет соблюдения перечисленных условий проводится с целью защиты публичного порядка и интересов французских граждан. Вместе с тем, данная проверка не предусматривает возможности для французского суда, пересматривать дело по существу.    

В 2007 году решением кассационного суда Франции по делу Коренлиссена от 20 декабря 2007 г. было уменьшено количество обязательных условий до трех:

- условие о косвенной юрисдикции иностранного судьи, основывающейся на отнесении данного спора конкретному суду;

- соответствие международному публичному порядку по существу и по процедуре;

- отсутствие любых обходов закона.

Подводя итог, можно сделать вывод, что французская система признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений является довольно эффективной. Возможно все это благодаря тому, что Франция заинтересована в том, чтобы эта система работала эффективно. Так, при Министерстве Юстиций Франции действует подразделение, деятельность которого направлена на оказание помощи заинтересованным лицам в вопросе признания и приведения в исполнение иностранных решений.

Данное подразделение располагает рядом специализированных структур, в том числе Бюро международной гражданской взаимопомощи в гражданской и торговой сфере в рамках Управления по гражданским делам и печатям, в котором работают 20 человек, 15 из них в различной степени владеют иностранными языками (немецким, английским, испанским, итальянским, арабским).

Специалисты данного подразделения оказывают помощь заинтересованным лицам в вопросе признания, а также исполнения иностранного судебного решения во Франции, независимо от того, вынесено оно было в стране Европейского союза или судом государства, не имеющего соглашения с Францией по вопросу признания и исполнения иностранных судебных решений.

Признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений в США

США – это государство с наиболее ярко выраженной федеральной формой правления, обладающей некоторыми чертами конфедерации. Каждый субъект (штат)  обладает значительной самостоятельностью и самобытностью в вопросах законотворчества и правоприменительной практики. 

В США не существует единого федерального законодательства, как впрочем, и единой системы признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений. США не имеет международных соглашений в этой области.  В каждом отдельном штате данный вопрос регулируется самостоятельно.

Более того, ввиду различия норм материального и процессуального права, возникает вопрос признания решений вынесенных в одном штате в другом.  В соответствии с «пунктом о признании и доверии» (The full Faith and Credit), закрепленном в разделе 1 статьи IV Конституции США, предусмотрено признание законов и судебных решений одного штата в любом другом штате.

Таким образом, в США используются два подхода, касающиеся исполнения иностранных судебных решений: согласно законам штатов, которые такие законы приняли и применяют и согласно нормам общего права.

1) В ситуации отсутствия единой системы признания иностранного решения, приходится обращаться к законодательству штата, в котором будет приводиться в исполнение судебное решение. Несмотря на это, элементы единообразия в Американской системе также присутствуют. 32 из 50 штатов приняли Единый акт о признании иностранных судебных решений о присуждении денежных сумм (Единый закон 1962 г.). Остальные штаты сформулировали в своем законодательстве похожие нормы.

Единый закон 1962 г. предусматривает, что иностранные судебные решения о присуждении денежных сумм по общему правилу подлежат приведению в исполнение. Вместе с тем данный закон предусматривает основания для отказа в признании:

1) решение вынесено в правовой системе, которая не обеспечивает в надлежащей мере беспристрастность суда или процесса;

2) спор с участием ответчика не подсуден иностранному суду;

3) предмет спора неподведомствен иностранному суду;

4) во время производства в иностранном суде ответчик не был надлежащим образом уведомлен о судебном процессе;

5) судебное решение получено мошенническим путем;

6) предмет спора несовместим с публичным порядком штата;

7) по этому спору уже имеется вступившее в законную силу решение суда;

8) иностранному суду было неподведомственно разрешение данного спора, поскольку стороны своим соглашением изменили подведомственность; или

9) иностранный суд был крайне «неудобным» местом для рассмотрения спора.

В дополнение к перечисленным основаниям два штата — Массачусетс и Джорджия — отказывают в приведении в исполнение иностранного судебного решения, если иностранный суд не исполняет судебное решение соответствующего штата. Суды еще пяти штатов — Флориды, Мэна, Северной Каролины, Огайо и Техаса — при приведении в исполнение иностранных судебных решений могут учитывать принцип взаимности. Суды штата Колорадо для признания иностранных судебных решений требуют наличия договора о взаимности, однако это законодательное требование можно обойти, подав иск по общему праву.

2) Принцип общего права. Большинство штатов руководствуются прецедентным решением, принятом более ста лет назад в деле "Хилтон против Гюйот" (Hilton v. Guyot). Суть данного дела заключалось в том, что гражданин Франции обратился в американский суд с требованием признать решение французского суда. Верховный Суд США решил, что учитывая отсутствие каких-либо иных оснований (соглашение, закон США) для призвания французского решения, в данной ситуации подложит применению принцип «международной вежливости» (international comity; comity of nations).

Вместе с тем, в данном решении суд указал основания для отказа:

а) когда процедура рассмотрения дела в иностранном суде была несправедливой или не была беспристрастной (unfair or biased);

б) когда предметная или территориальная подсудность не были судом соблюдены;

в) когда в ходе процесса имели место случаи обманных действий;

г) когда иностранное судебное решение нарушает публичный порядок США;

д) когда иностранный суд не исполняет решения американских судов на взаимной основе.

19.01.2009 г. США подписали, но пока еще не ратифицировали Конвенцию в отношении соглашений о выборе суда.  Указанная Конвенция, хоть и посвящена несколько иным отношениям, нежели призвание иностранных судебных решений, но напрямую регулирует данные правоотношения.

На данный момент Конвенция ратифицирована только Европейским Союзом и Мексикой, а помимо США  подписана она также Сингапуром. 

Как отмечают некоторые авторы, принятие данной Концепции является, в определенном смысле, большим событием в вопросе признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений, сравнимым с принятием Нью-Йоркской конвенции 1958 г. в отношении арбитражных решений. 

Что касается признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений, то США, как и большинство стран Мира, является участником Нью-Йоркской Конвенции 1958 года, о которой говорилось выше. Помимо этого, США являются участниками региональной  Межамериканской Конвенции о международном коммерческом арбитраже 1975 года (Панамская конвенция). По своей сути Панамская конвенция является аналогом Нью-Йоркской, причем практически все участники первой, являются участниками второй. Но отличие от Нью-Йоркской Конвенции, Панамская Конвенция не проводит различия между иностранным (foreign) арбитражным решением и внутренним (domestic). Решение будет подлежать признанию и приведению в исполнение, если оно «было вынесено на территории иностранного государства, ратифицировавшего Конвенцию».

Автор: Константин Прокопец, юрист компании «Правовая защита»

 


Поделиться
Плюсануть
Класснуть

28

Октябрь

2016

Как правильно получить бесплатную юридическую консультацию через интернет?

В этой статье мы объясним основные сложности, возникающие при попытке получить ответ на вопрос правового характера через интернет. Да-да, это тоже нужно уметь!

22

Ноябрь

2016

ЖК "Аэробус" от СК "Город": ответы юриста на вопросы журналиста

Журналист «Комсомольской правды» при подготовке материала о ситуации с ЖК «Аэробус» в микрорайоне Семчино города Рязани обратилась с вопросами к юристу Дмитрию Гришину.